?

Log in

No account? Create an account
лого фестиваля

doroga_k_hramu


фестиваль "Дорога к Храму"


Previous Entry Share Next Entry
Владимир Самойлович (Кфар-Саба)
fest_doroga wrote in doroga_k_hramu
И.Б.


Выбирая Отечество, надобно помнить о том,
Что на йоту не сдвинется, сколь ни раскручивай глобус,
Разношерстная твердь. И не станет сговорчивей Хронос.
И не выйдет, пожалуй, судьбу отложить на потом.
Брось ли якорь на рейде, наладь ли в пустыню стопы,
На Итаку вернись или прочь убирайся с Итаки-
Да пребудет в костях уже нечто от Вечности, как и
Да пребудут во все переезды в диване клопы.
Что же, выполни сальто вперёд головой, оттолкнись
От больного мирка, где кордоны, иконы, погоны,
Где во здравие мифа не жаль уложить миллионы,
Где усилий не стоят равно- кошелёк или жизнь,
Где неделю трясётся вагон к пункту Б на Тверской,
Строит глазки картошка в сырой паутине подвала,
Где по жопе тебе- чтоб дышал- повитуха давала,
Ангел бил по устам, чтоб забылся язык нелюдской.
Огляди, что имеешь. Опричь неуместных седин,
За душой- ни шиша. Да и перед- не так, чтобы очень.
Нерушимый союз оказался не слишком-то прочен.
Что там нынче у вас достают из широких штанин?
Выбирать не приходится. Если шальная звезда
Гонит по миру вширь в ожиданьи великого мига,
Либо- forte fortissimo пушек пиратского брига,
Либо- molto allegro причалить незнамо куда.
Лепетать на чужом, непонятном родном языке,
Что не даст порезвиться, хвостом уцепиться за рифму,
Открывать изумлённому слуху синкопы и риффы,
Полудохлую птицу-синицу держа в кулаке.
Но скажи- это так, или воображение врёт,
И, обросшая плотью, мечта нечиста и обманна?
Неужели выдумывать новые дальние страны,
Где и будет исполнено сальто ногами вперёд?

15.09.2000

Песенка Хеломского  клейзмера.

Чири - бири- тесто- вот это место,
Где не вместо - вместе Вечность и блажь.
Так ли много смысла - Днепр или Висла
Осеняет пейзаж?
Детвора на речке, старцы у печки,
В этом ли местечке - мир да покой,
Где по крышам лазал рыжий шлимазл-
Давний пращур твой?

Та же ветла, что и триста лет назад,
Неподвижно замерла у ворот.
Те же дела, тот же летний звездопад,
Тот же зимний восход…


Где найдётся дверца для иноверца,
Сердце с перцем - от сумы до тюрьмы,
Где ещё увидишь ласковый идиш
Над бедламом корчмы?
Возле синагоги - нищий, убогий.
Кантор строгий тянет в небо псалмы.
Ближе к Иордану - арфы, тимпаны…
Там, откуда мы.

Тысячу лет неизменные слова
Держат время в неослабной петле,
Ветхий Завет да пожухлая ботва-
Вот что мы на Земле.

Выбивали с детства это наследство,
Знали средство - раздели, да владей!
Только эта точка держится в почках,
Сколько ни худей.
То ли из местечка нету мосточка,
То ли точка - безысходный размер,
Вдруг из – под платочка маминой дочки
Глянет Агасфер…

2000.Лето.


Плач Израиля.

Глянь в окно поутру- пальма пялит ядрёные фиги,
Птицы сходят с ума, словно было, откуда сойти,
И светло как в раю, и ржавеют за шкафом вериги
Той поры, что теперь недосуг, неохота трясти,
Там, где Африка с Азией трутся от века боками,
Возле моря, в котором вода - только что не тверда,
Ты карябаешь ноги об обетованные камни,
Затирая рубцы берегов, где судьба да беда.


В этом сонном житье, где парадом командует брюхо,
Ждут лениво Мессию, уныло греша между дел,
И плывут над землёй раскалённые сумерки духа,
Воплотясь на земле миллионом распаренных тел.
По нежданно ожившей мечте о неведомых сушах
Ты в библейских блуждаешь сандальях, растерян и тих,
В изобилье плодовых дерев ты тоскуешь о грушах,
Потому, что милей околачивать именно их.


И отчётливо слышно, как в горних жужжит веретёнце
И шуршит волокно, отмеряя работы и дни,
Но во время привычных баталий за место под солнцем
Ты не думал, что драться придётся за место в тени.
В дальний угол застенчиво спрятав порывы благие,
Стать не выше цены на овёс и оплаты за труд,
И лечиться настойкой невежества на ностальгии-
Это проще, а главное - может быть- дети поймут.


Не смущаясь ничуть ощутимым присутствием свыше,
Ты живёшь неглиже, наобум, напролом, как нибудь,
Улегаются бури и громы всё тише и тише,
И уже безразлично - что Крестный, что Шёлковый путь.
И, постигнув, что тщетны потуги допрыгнуть предела,
Не гони лошадей, ибо некуда больше спешить.
Мудрой немощью глянут осенние сумерки тела,
Воплотясь однозвучной тоской одичалой души.

20.05.2000

Самба для Тедди

Что тебя занесло в этот несостоявшийся рай?
То-то радости жить на весу между пивом и морем!
Отпусти-ка весло, мы с течением после доспорим,
Да кифару возьми, да красиво сыграй!
Что на суть бытия прилепился нелепый засов –
Хоть и грустно, да ладно, зато разумеешь отныне,
Что совсем не родня беспощадной свободе пустыни
Бесшабашная воля степей и лесов.

Вот арабская вязь жидкой тени на рыжей земле,
Вот серебряный абрис оливы на фоне заката.
Вот откуда взялась перспектива, что снилась когда-то,
Да поди, разгляди перспективу с колен.
И жиду во Христе, и тому, на кресте, недосуг
Осознать, что сопение в спину – жестокое дело.
Оперится юнец, да возьмёт ли, пускай неумело,
И нездешнюю речь и натруженный лук?

Ты – почти Робинзон, ты без Пятницы, ты -  обречен
Покориться слепому закону царицы Субботы.
Да не лезь на рожон, неужели ты всё ещё что-то
Доказать собираешься списком измен?
Раскуроченный сон. Полночь вязкая, как карамель,
Отчего обостряются запахи, образы, звуки.
В тишину погружен, ковыряет Орфей близорукий
Зазывающий ритм чужедальних земель…

30.09.2001.

Стеклянная  элегия.

Дым Отечества - пачка мятая,
Русский дух нищеты и луковки,
На газетке – ноль - семь початая
Оплывает слезой на буковки.
Вишь, янтарная рыбья мумия
Бьётся мордой о стол, сердешная,
И тоска над похмельным ульем и
Безнадёга висит кромешная.
Муха тычется со старанием
В стенку, с коей твердят напрасно,
Мол, принесение с распиванием-
Суть явления безобразные,
Маня пьяная в грязном фартуке
Тащит в мойку Граали мутные,
И галдят, источая запахи,
Века бледного дети блудные.
Распивающий приносящего
Бьёт по лысине в упоении,
Натуральность происходящего
Вряд ли ставится под сомнение.
Леса шорохом, моря брызгою
Не унять маяты- страдания,
Но – фанерно - стеклянной призмою
На окраине мироздания.
И куда ты, болезный, денесси,
Если вычислен век заранее,
 А ты гой еси, аль ты гей еси-
Так ведь все равны перед Манею…
Креозотный душок на станции,
Вдоль путей ходят гуси наглые,
А за лесом, поди-ка - Франция,
А за морем, гляди-ка - Англия…

          
01.08.2000

Где-то возле Пифагора

Если у Б-га отнять убогого,
То вычитанием из почитания
Можно лишиться того немногого,
Что причиталось.  Хотя, заранее
Зная о минусе боле пристава,
Можно, казалось бы... Впрочем, незачем:
Сроду на грабли ходяше истово,
Он же довека пребуде неучем.

Право же, пастырь не хуже пластыря
В смысле ухода за нервной почвою
К чёртовой матери. Разномастные
Папы с имамами непорочного
Не порождают и при сложении.
Ну, нахватай индульгенций дюжину,
Ну, накропай исполать скаженному,
Да заодно cura te  недужному -

Так, умножая пустые сущности
( "Мысль изреченная..."- вот и маемся),
То полагая догнать упущенное,
То уповая на пап с имамами,
Смирно бредём, бубенцами звякаем,
С милого дела до прорвы адовой,
Не разбираем дорожных знаков и
Не разумеем того, что надо бы,

Видимо, бросить резьбу по глобусу:
В части деления по причастности
Частного нет и не будет. Попросту
Разные мифы. И чем несчастнее
Нищие духом и плотью скорбные,
Такожде сирые и убогие,
Тем откровеннее зов соборности,
Тем неизбежнее тяга к Б-гу.

24.07.2008

Героическая баллада

В том краю, где по отчеству кличут,
Словно перст из присловья – один,
Поживает Василий Филиппыч,
Неприметный такой гражданин.
Ни повадкой, ни статью не вышел,
Щи да каша, родимый пейзаж,
Голубиное детство на крыше
Да в каптёрке чего-то с “о-аш”

(Говорили, но он не запомнил) –
Вот и всё, что читается на
Неказистой наличности. Он не
Понимает –  его ли вина? –
Что безбожно судьбой обокраден,
И безропотен, ибо привык.
Обитатели спальных окраин
Очень часто, увы, таковы.

Вот, на небушко жмурясь рассеянно,
Волочит из магАзина он
Два фугаса дрянного портвейна
Да метровый французский батон –
Эка невидаль! Где же тут искра?
От чего бы заняться стишку?
Про героя положено выспренно,
Чем цепляться к его портвешку  –

“Героический труд – раздеваться,
Означая собой результат,
Воплотив абсолют (“Голый Вася” –
И понятно, о ком говорят!),
И стоять эксгибиционистом
Во пространство-временьи пустом,
Салютуя срединным, нечистым,
Одиноко воздетым перстом! ”


09.02.2004

Притча из новых.

По причине вековой немоты ли,
Хладнокровие виною тому ли,
Только рыбы всем настолько постыли,
Словно бабушки у всех утонули.
Отыщи-свищи-ка корни традиций!
Пережившему волну пертурбаций
Проще ино же от жабр откреститься,
Чем до донных отложений добраться.

Вот и вышло – до нелепости, ибо
Перегибы суть удел неофитов –
Затвердили по складам: «Мы не ры-бы!
Ры-бы не-мы!» Ну, а мы-то? А мы-то!..
То-то гонору у нас, то-то форсу!
По закону, что придумали сами
Остаётся только плюнуть и бросить,
Не соваться в наш эдем лучезарный,

Ибо легче дромадеру пробиться
Сквозь игольное ушко, не снимая
Бедуина со спины… Только рыбство
Неохотно от себя отпускает:
Кто за тридевять пустынь по Мессию,
Кто по капле, не спеша, по вот столько,
Кто, в тоске по длани твёрдой и сильной,
Разминает плавники втихомолку.

Ино скажем: умерщвление плоти
Вдоль по Лысенко, до точки конкретной,
Отвергается натурой и к проти –
Вуположному приводит эффекту.
Ни по роже не суди, ни по коже,
Дело вкуса, дело прикуса. Ясно,
Что на рыб уже – тьфу-тьфу – непохоже,
Точно так же, как – тьфу-тьфу – и на мясо…

21.08.2005


  • 1
Отличная подборка! Спасибо.

Спасибо за стихи. Подборка понравилась.

Очень здорово.

  • 1